Валерий Цыбанев: «Главная тема для НАПП – рост цен на металл»

В минувшем году на фоне спада экономики, возникшего в связи с мерами противодействия коронавирусной инфекцией и особым режимом работы промышленных предприятий, незаметно оформилась еще одна проблема для промышленных предприятий. Связана она с резким ростом цен на металл и сокращением его поставок отечественным потребителям металлургами. Сегодня эта тема – цены на металл и его поставки – главная для нижегородских промышленников. Об этом – интервью с генеральным директором НАПП В. Н. Цыбаневым:

— Валерий Николаевич, на заседании Совета НАПП, которое проходило 24 декабря 2020 года, промышленники говорили о росте цен на металл и дефиците металла в стране. Этот проблема нашла отражение и в официальном протоколе заседания Совета. Дирекция НАПП тогда подготовила обращения в адрес губернатора и президента РСПП. Как развивалась эта тема?

— Ситуация начала обостряться с сентября-октября, когда вслед за ростом мировых цен на металл стали резко расти и внутрироссийские цены, прежде всего на арматуру и листовой прокат. А если посмотреть экспортные цены того периода (см. графики), то можно увидеть, что резко возросли цены и на лом черных металлов, который, как известно, является стратегическим сырьем для отечественной металлургической промышленности. К примеру, с мая по декабрь 2020 года цена на лом черных металлов на Лондонской бирже возросла почти в два раза! При этом в стране постоянно девальвируется рубль, курс доллара за год вырос почти на 20 %, что тоже делает экспорт всё более привлекательным.

В результате у нас произошло то же, что некоторое время назад с растительным маслом и сахаром – на что обратил, как мы помним, внимание всей страны Владимир Путин. Тогда из-за скачка мировых цен выросли и внутренние цены на эти продукты. На этот раз также резко поднялись мировые цены на лом и металл. Компании, занимающиеся ломом черных металла, увеличили поставки на экспорт, на внутреннем рынке сразу стал ощутим дефицит лома черных металлов. Российские металлурги также резко повысили цены на свою продукцию, подгоняя внутренние цены к экспортным котировкам.

Мы провели опрос как крупных потребителей металла, таких как Группа ГАЗ, ВМЗ, предприятия концерна «Алмаз –Антей», «Гидромаш», «Красный якорь», «Транспневматика», «Мельинвест», так и средних предприятий, где также весомое потребление металла, в частности, автомобильный завод  «Чайка-НН», НПО «Мехинструмент» из Павлово, где занимаются автокомпонентами и выпускают широкую номенклатуру садово-огородного инвентаря. И получили конкретную и детальную информацию. К примеру, Группа «ГАЗ» в последнем квартале прошлого года получала от металлургов лишь 40-50 % плоского проката от объема поставок, предусмотренного договором, при этом цены увеличились на 25-40 %. А уже к декабрю в НАПП от директоров стали поступать сообщения о расторжении ранее заключенных контрактов, которые при таких условиях становятся убыточными для предприятий.

— Но металлургов и компании, занимающиеся сбытом лома, вряд ли стоит упрекать: если можно получить хорошую прибыль, поставив металлолом в Европу или Китай, кто же упустит такую выгоду?

— А мы их и не упрекаем, для бизнеса нормально стремление к росту прибыли.  Наши претензии – федеральному правительству, которое наделено полномочиями  решать такие проблемы.

Наша Ассоциация, выполняя уставную задачу по защите своих членских организаций и в целом интересов региональной промышленности, в декабре направила в адрес губернатора Г. С. Никитина и президента РСПП А. Н. Шохина письма именно с тем, чтобы и РСПП, и региональные власти подняли этот вопрос перед федеральным правительством. (Письма НАПП размещены на нашем сайте: Никитину, Шохину 1, Шохину 2. Ред.) .

В своих обращениях к правительству мы не предлагаем искать какие-то нерыночные пути, придумывать неведомые рычаги управления рынком. Нет, методы давно известны и отработаны. В сентябре прошлого года, когда с поставками на экспорт металлолома была схожая картина и возникла опасность его дефицита на внутреннем рынке, федеральное правительство очень оперативно ввело квоты в отношении отходов и лома черных металлов, вывозимых за пределы Российской Федерации. Минпромторг России тогда отмечал, я цитирую материалы правительства,  что от «обеспеченности ломом полностью зависят российские сталеплавильные мощности», что «экспорт лома в размере более 4 млн тонн в год увеличивает его недостаток на внутреннем рынке и приводит к спекулятивному росту цен». Почему в этом году, когда промышленные предприятия страны находятся в худших условиях, нежели год назад, эти выводы не актуальны? Хотя только за 8 месяцев 2020 года  экспорт российского стратегического сырья составил почти 3 млн тонн. И если за два года, 2017 и 2018,  цены на товарный металлический лом выросли на 50 %, что вызывало совершенно оправданное беспокойство федерального правительства, то в этом году такой же рост произошел за несколько месяцев. Тогда почему нет соответствующих мер?

Кстати, в прошлом году Казахстан, несмотря на то, что наши экономики весьма сильно взаимосвязаны, запретил вывоз лома черных металлов из своей республики. Это привело к тому, что производители Уральского федерального округа, основные потребители казахстанского сырья, недополучили в 2020 году около 800 тыс. тонн лома, что только увеличило его дефицит в стране и подхлестнуло рост цен.

— Президент страны в приведенном Вами примере с продуктами питания волевым решением остановил рост цен. Как Вы думаете, применима такая технология к российским металлургам?

— Полагаю, что применима. Помимо введения квот или повышения вывозных пошлин на лом черных и цветных металлов, мы в своих обращениях как раз и предлагаем федеральному правительству рассмотреть вопрос о временном замораживании внутренних цен на металл. Если мы замораживаем цены на сахар и масло, дабы страна не улетела в инфляционную спираль и рост цен не вычистил кошельки россиян, почему не сделать то же самое в отношении роста цен на металл?

В конце прошлой недели я разговаривал со своими коллегами из Республики Татарстан, они рассказали, что для КАМАЗа цены на металл на данный момент выросли на 47 %. У нас, к примеру, завод «Красный якорь» в первом квартале нового года будет вынужден закупать металлопрокат по цене на 25–30 % дороже, чем приобретал в прошлом году. Это автоматически делает  продукцию предприятия неконкурентоспособной, а производство убыточным. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: рост цен на металл потянет за собой соответствующий рост цен всей промышленной продукции в стране, начиная от гвоздя и садовой лопаты заканчивая продукцией ОПК.

При этом известно, что европейские потребители металла, а листовой прокат в мире сегодня в дефиците и очень востребован, обращаются в Еврокомиссию с предложением временно отменить квоты на ввоз стали, чтобы позволить российским и другим производителям насытить европейский рынок. И если европейцы добьются отмены квот, российский прокат, если не вмешиваться в ситуацию, уйдет на европейский рынок. И что тогда будет с нашей промышленностью?

НАПП также обеспокоена положением дел в кожевенной промышленности: не случится ли и здесь так же, как с маслом и металлоломом, и производители кожи повезут все на экспорт, обескровив наших обувщиков? Та же картина может быть с производителями шерсти, с лесопромышленниками, которым тоже выгодно продать свою продукцию на экспорт. И что тогда будет с нашей легкой промышленностью, со строителями, с отечественными мебельщиками и производством изделий из дерева?

Наши промышленники адаптировались к работе в условиях, которые сложились в связи с эпидемией коронавируса, настроились на то, чтобы в этом году отыграть потери и выйти на траекторию роста. Но такой резкий взлет цен на металл может опрокинуть все эти намерения. Поэтому мы и обращаемся со своими предложениями к федеральному правительству, которое наделено полномочиями и имеет рычаги воздействия на рынок для решения данной проблемы. Пустив ситуацию на самотек, мы усугубим промышленный спад, произошедший в прошлом году, и своими руками создадим еще одну кризисную ситуацию в экономике.

Пресс-центр РОР «НАПП»

Подписаться на новости
РОР «НАПП»