Реальный сектор: в мае будем маяться

Во вторник, 28 апреля, глава комитета Законодательного собрания Нижегородской области по экономике, промышленности, развитию предпринимательства, торговли и туризма О. В. Лавричев, возглавляющий Совет директоров АО «Арзамасский приборостроительный завод», провел заседание, на котором обсуждалось состояние дел и реализация мер по поддержке бизнеса Нижегородской области, работающего в действующем режиме повышенной готовности. Как принято в этом режиме, заседание прошло дистанционно, что ничуть не снизило остроты дискуссии.

Дело в том, что вопрос был поднят по инициативе нижегородских  промышленников, обеспокоенных тем, что введенный режим крайне негативно сказывается на деятельности предприятий реального сектора. Рассказать об актуальных проблемах промышленников мы попросили генерального директора НАПП В. Н. Цыбанева, участвовавшего в заседании.

— Валерий Николаевич, на сайте НАПП размещены результаты опроса, проведенного  среди предприятий ассоциации. Какова Ваша оценка положения дел, что тревожит промышленников?

— На протяжении трех десятилетий НАПП практически в постоянном режиме мониторит ситуацию в промышленности, отслеживает тенденции, определяет проблемные зоны и отстаивает интересы  промышленников, если того требует обстановка. Сейчас, с введением особого режима, связанного с эпидемией коронавируса, возникла очень тревожная ситуация.

Прошел практически месяц со дня опубликования указа Президента № 206 от 25 марта о работе в условиях повышенной готовности. Чтобы определить влияние этих условий на бизнес, мы решили провести опрос среди членов НАПП. В двадцатых числах апреля мы опросили порядка 50 предприятий, еще около 50 предприятий опросили районные ассоциации, входящие в НАПП, то есть общее число предприятий, участвовавших в анкетировании, – около ста.

Мы обобщили полученные данные о работе предприятий в новых условиях. Я говорю в «новых условиях» именно потому, что в предыдущие кризисные периоды, в 2014-м, в 2008 годах, ничего подобного не было: в апреле 2020 года для промышленных предприятий сложился такой режим, в котором им никогда ранее работать не приходилось.

Прежде всего надо сказать о том, что первую неделю после выхода Указа президента подавляющее число предприятий вообще не работало – практически 90 % промышленных предприятий, кроме тех, где необходимо соблюдать непрерывный производственный цикл. А неделя простоя – это 25 % месячного объема производства, значит, как минимум, можно говорить о снижении объемов на четверть. Кроме того, 50 % предприятий говорят о резком снижении выручки и около 60 % о столь же резком сокращении заказов.

С 6 апреля практически все промышленные предприятия на территории Нижегородской области приступили к работе, но на рабочие места вышли в среднем не более половины сотрудников от списочного состава, так как был введен режим самоизоляции и задействованы определенные санитарные нормы.

Практически в таком режиме предприятия работают по сей день. При этом фонд оплаты труда никто не сокращает, предприятиям вменена обязанность выплачивать зарплату неработающим сотрудникам. Это увеличивает затраты, потому как неработающий персонал не создает никаких материальных ценностей.

В то же время многие предприятия заявляют о снижении выручки на 40–50 %, что связано с сокращением заказов на продукцию. Резко возросла дебиторская задолженность и неоплата контрактов, что отмечают 60 % участников опроса. Начали сбоить кооперационные цепочки, поставки комплектующих. К примеру, в связи с введением карантинного режима Мурманск прекратил отгружать никель на «Русполимет», о чем говорил В. В. Клочай еще в начале апреля. И примеры такие – всюду: где-то распустили на самоизоляцию погрузку, где-то убрали водителей, закрыли склады и так далее.

Ко всей этой неразберихе добавился резкий рост курса доллара, а у нас многие закупают сырье на внешних рынках: 30 % предприятий почувствовали на себе рост цен на сырье. И вот ситуация: затраты увеличились, доходы сократились, и это вымывает оборотные средства предприятий, как в начале 90-х годов, когда заводы остались совершенно без денег и расцвел натуральный обмен, бартер.

При этом надо отметить, что, несмотря на заявления и региональных, и федеральных властей о введенных мерах поддержки, сто процентов опрошенных предприятий заявили о том, что никаких мер поддержки со стороны органов власти они не получили! Все как один отмечают, что не выработаны действенный механизм и реальные меры поддержки бизнеса, что кредитные продукты не стимулируют промышленность. Более того, мы фиксируем, что со стороны банков стали поступать требования пересмотреть условия по ранее выданным кредитам, банки данную ситуацию оценивают как возросшие риски невозврата кредитов и требуют увеличения залоговой массы или увеличивают стоимость пользования кредитом по действующим договорам.

— Но мы же помним ситуацию 2008 года, когда банковской системе выделили деньги для реального сектора, а потом вдруг обнаружилось, о чем с удивлением говорил Владимир Путин, что они до предприятий не дошли. У банкиров – свой бизнес.

— Да, статистика как раз об этом свидетельствует.  Если промпроизводство в России в 2019 году, согласно Росстату, выросло на 2,4 процента, то российские банки за тот же год увеличили свою прибыль на 51,4%. В абсолютных цифрах банковская прибыль составила 2,04 триллиона рублей, в то время как весь ВВП страны за 2019 год увеличился на 5,4 триллиона рублей. То есть, наша банковская система живет своей жизнью, отличной от реального сектора, которому в создавшихся условиях вновь приходится думать не о прибыли, не о росте, а о выживании.

Промышленники единодушны в том, что, если правительством не будут предприняты радикальные меры по поддержке реального сектора, причем, действенные, а не декларируемые меры, то в мае многие предприятия будут вынуждены остановить свою деятельность или вылететь в трубу.

Причем, вот что интересно: создавшаяся на предприятиях ситуация, в частности, на предприятиях ОПК, напрямую влияет на сроки исполнения гособоронзаказа. Половина работников, что задействованы на производстве сейчас,  никак не смогут выполнить 100 % объемов работ в стандартные сроки. Мы написали письмо по этому вопросу в военное ведомство, являющееся основным заказчиком для предприятий ОПК, дабы оно учло сложившуюся ситуацию на предприятиях. Но получили в ответ уведомление, что данные обстоятельства не являются форс-мажорными и не снимают ответственности с руководства предприятий за срыв сроков исполнения госзаказа. То есть и в этом вопросе бремя разрешения проблем возложено на директорский корпус.

— Традиционный для России вопрос: что делать?

— Совет НАПП сформулировал свои предложения и направил их в профильные комитеты ОЗС, эти наши предложения, в частности, и обсуждались на заседании комитета по промышленности. Нами также подготовлен ряд предложений, которые мы направили в РСПП с тем, чтобы руководство Российского союза промышленников и предпринимателей довело их до правительства страны. Мы считаем, что было бы справедливо, если бы государство взяло на себя выплату средств тем работникам предприятий, которые вынуждены находиться на самоизоляции, сняв это бремя с предприятий, у которых и без того сокращаются объемы производства и выручки. Мы также убеждены, что меры, которые продекларированы в отношении так называемых системообразующих предприятий,  в частности, предоставление льготных кредитов с компенсацией государством в размере ключевой ставки, должны быть распространены на все промышленные предприятия.

Одна из действенных и опробованных временем мер поддержки промышленности в кризисных ситуациях, это увеличение государственных заказов и формирование инфраструктурных проектов, к реализации которых привлекаются промышленные предприятия. Здесь нет никакой иждивенческой позиции: обращаясь за поддержкой к государству, мы понимаем, что оно собирало налоги с промышленных предприятий реального сектора, аккумулировало часть заработанных промышленностью средства в фондах, создававшихся как раз на критический случай. Именно такой случай сейчас, и мы предлагаем действенные меры, способные помочь промышленникам страны вывести свои предприятия из этой весьма тяжелой ситуации.

Петр Чурухов

Подписаться на новости
РОР «НАПП»